Сучасні тенденції розвитку держави та права україни - страница 4

Литература:

Сімейне право України: Підручн. /За ред. Ю.С.Червоного.-.:Істина, 2004.- 400 с.

Солдатенко А. – Раздел имущества / Юридическая практика. – № 47 (413), 22 ноября 2005 г.

Сімейне право: Нотаріат. Адвокатура. Суд.Науково-практ.пос.: У 2-х кн. Кн.1 /Л.Ю.Драгневич, О.С.Пульнєва, Є.І.Фурса, С.Я.Фурса. За заг. ред. С.Я.Фурси. – К.: Вид.Фурса С.Я.,2005.- 896 с.

Научно-практический комментарий Семейного кодекса Украины /Под ред. Ю.С.Червоного. – К.: Истина, 2003. – 520 с.

Сімейний кодекс України.- Х.: ТОВ “Одіссей”, 2006.- 104 с.



Гричук А.И.

ст. преподаватель кафедры

п
УДК 347.625
равовых дисциплин НУЦ ОНЮА

^ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЛИЧНЫХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ СУПРУГОВ

Предлагаемая автором к рассмотрению проблема правового регулирования личных прав и обязанностей супругов является несомненно актуальной, но прежде чем приступить к характеристике прав и обязанностей супругов, закрепленных в законе, следует обратить внимание на положение супругов в брачном правоотношении по отношению друг к другу, поскольку их права и обязанности являются взаимными. В ст. 7 СК Украины закрепляется в качестве основного принципа семейного права равенство супругов в семье. Он основан на конституционном принципе равных прав и свобод мужчины и женщины и равных возможностей для их реализации (ст. 51 Конституции). Значение равенства супругов, установленное в качестве основного начала семейного права, состоит в закреплении конституционного принципа равенства мужчины и женщины. Характеристика же данного принципа как основы прочности семьи, данная Ю.С. Червоным, представляется скорее целью, а не следствием его закрепления в законодательстве. Ярким примером тому является состояние брачности в тех странах, правовые системы которых не предусматривают равенства супругов.

Равенство супругов заключается не только в том, что они не подчинены друг другу, но также в том, что они обладают одинаковыми субъективными правами – как по объему, так и по содержанию. Но субъективное право не было бы правом, если бы оно не предполагало соответствующей обязанности другого субъекта. Равенство супругов находит свое отражение и в обязанностях. В качестве единой обязанности субъектов брачного правоотношения, по мнению М.Т. Оридорога, предполагаются корреспондирующие друг другу обязанности супругов не препятствовать в осуществлении предоставленных им законом прав. Опираясь на отсутствие в судебной практике исков супругов друг к другу с требованием не препятствовать в осуществлении прав, автор делает вывод о том, что субъективное право, установленное для супругов, заключается, в возможности определенного собственного поведения, а правомочие требования определенного поведения от обязанного субъекта выражено слабо. В судебной практике редко встречаются случаи расторжения брака по причине нарушения супругами своих юридических обязанностей, вытекающих из брака. Мотивом развода является, чаще всего, нарушение супругами нравственных норм. Это позволяет некоторым юристам оценивать права и обязанности супругов, возникающие в рамках личных отношений между ними, в качестве определяющих не только содержания брачного правоотношения, но и имущественных прав и обязанностей. Последние определяются как зависимые, производные от личных отношений между супругами. Признавая характеристику, данную личным правоотношениям, соответствующей действительности, логично начать рассмотрение супружеских прав и обязанностей с этой категории.

Большинство личных неимущественных отношений, реализуемых в семье, несмотря на их значимость, не регулируется и не может регулироваться правом. Такое положение никем не оспаривается. Положение о том, что лишь незначительная часть семейных отношений поддается правовому регулированию, признаётся как дореволюционными, так и современными учеными. Г.Ф. Шершеневич писал об этом следующее: “Физический и нравственный склад семьи создается помимо права. Введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляется неуместным и не достигающим цели. Если юридические нормы совпадают с этическими, они представляются лишними; если они находятся в противоречии, то борьба их неравна ввиду замкнутости и неуловимости семейных отношений. Юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных отношений членов семьи. Определение внутренних и внешних имущественных отношений семьи составляет единственно возможную задачу права”.

Подобное же единодушие в юридической литературе сложилось по вопросу о пределах регулирования личных отношений правом. По мнению ведущих дореволюционных учёных и современных юристов, право не регулирует, а лишь устанавливает и охраняет личные неимущественные отношения. По выражению К. Победоносцева, “внутренние отношения членов семьи, основанные на нравственном начале, всего менее подчиняются определениям положительного закона, который не может по свойству своему, служить мерилом сих отношений, простирающихся на всего человека, а не на известные только его действия. Однако является рано или поздно необходимость коснуться и сих отношений законным определением, когда они уклоняются от правильного состояния, когда в них нарушается мир и возникает вопрос о границах”.

В ряду других личных неимущественных отношений в семье, обладающих указанными признаками, личные неимущественные отношения супругов являются наименее урегулированными. Право не только не знает способов их принудительного осуществления, но и не содержит даже общих границ реализации супругам этих прав. Нормы-декларации, обязывающие супругов заботиться друг о друге, устанавливающие равенство супругов в решении вопросов семейной жизни, представляют собой те самые “мнимые права”, о которых говорил Г.Ф. Шершеневич. А между тем именно эти права, закрепленные в ст. 55 СК, составляют сущность супружества. Характеристика включения их в семейное законодательство как “попытки правового регулирования отношений, которые по своему характеру вообще не поддаются такому регулированию”, представляется не совсем верной. Не предусматривая механизмов принудительного осуществления предусмотренных ст. 55 обязанностей, законодатель устанавливает возможность применения санкций в случае ненадлежащего осуществления этих обязанностей. Так, недостойное поведение одного из супругов в семье может повлечь для него ряд негативных правовых последствий. Например, суд вправе освободить супруга от обязанности по содержанию другого (хотя и нетрудоспособного, и нуждающегося), если последний недостойно вел себя в семье. Суд также вправе отступить от начала равенства долей при разделе общего имущества супругов, если один из них расходовал его в ущерб интересам семьи (ст. 70 п. 2 СК). Применение данных норм было бы невозможно при отсутствии закрепленных в ст. 55 СК Украины обязанностей.

Сложнее обстоит дело с санкционированием реализации прав супругов на равенство в решении вопросов семьи, закрепленное в п. 2 ст. 54 СК. Анализируя содержание данной нормы, следует обратить внимание на неудачное использование юридической терминологии – равенство супругов вообще невозможно, в данном случае речь должна идти о равноправии. Однако, полностью отрицать наличие санкций со стороны государства в данном случае, как это делают большинство юристов, на наш взгляд, не следует. В качестве аргумента можно привести нормы Семейного кодекса, закрепляющие возможность супруга оспорить сделку, если она была совершена без его одобрения (п. 2. ст. 65 СК).

Тенденция закрепления равенства в семье начала проявляться в законодательстве развитых западных стран еще в 70-е годы XX в. Законодательство ряда стран (Франции, ФРГ, Италии, Испании, Австрии) отказывается от таких традиционных и “незыблемых” принципов семейного права, как непререкаемая власть мужа, его абсолютное право в решении различных вопросов семейной жизни. Законодательно закрепляется равенство прав и обязанностей супругов. Наибольшим консерватизмом в этих вопросах отличаются англосаксонские страны. До сих пор основное правовое последствие заключения брака в этих странах определяется в объединении личности мужа и жены, в создании ими некоего “консорциума”. В английской и американской литературе не дано полного определения данного понятия. Кроме собственно обязанности жить вместе и вести совместную жизнь, оно включает другие взаимные права и обязанности и, в частности, предусматривает интимность отношений. Половая неспособность брачующегося является основанием для расторжения брака по законам Англии и Германии. По английскому закону, основанием к аннулированию брака является также отказ одного из супругов “консумировать” брак (т.е вступить в половое сожительство). На деле в силу традиций в “консорциуме” сохраняется органическое главенство мужа. Подобные же процессы, хотя и в более завуалированной форме, происходят в других странах “общего права”. В качестве примера может служить одна из провинций Канады – Онтарио, отменившая правило об объединении в результате брака личности мужа и жены. В преамбуле Закона “О реформе семейного права 1978г.” говорится о равенстве супругов в общей форме, а в ст. 65 установлено, что замужняя женщина обладает юридической личностью независимой, отдельной от личности ее мужа.

В связи с проблемой уравнения прав супругов в области личных отношений внимание законодателя начинает привлекать вопрос о праве на общее имя. В этом отношении в большинстве стран была закреплена скорее обязанность, а не право жены носить фамилию мужа. С признанием равенства супругов в семье законодательство большинства зарубежных стран пошло по пути предоставления большей свободы женщине в этой сфере. Так, во Франции при заключении брака женщина вправе взять фамилию мужа, сохранить свою девичью или взять двойную. Во Французском Гражданском Кодексе по закону 1976 г. при заключении брака каждый из супругов может заявить о том, какую фамилию он хочет носить. А в странах “общего права”, таких как Англия и США, вопрос о семейной фамилии вообще не урегулирован законодательно. В этих странах каждый гражданин вправе сам решать вопрос о личном имени.

В украинском законодательстве нормы, касающиеся права супругов на выбор фамилии, также тесно связаны с равенством супругов. Каждый из них в соответствии со ст. 35 СК Украины при заключении брака вправе избрать фамилию одного из них в качестве общей или сохранить добрачную, либо взять двойную фамилию, если один из них не имеет уже двойной фамилии. Неверной, на наш взгляд, представляется характеристика данной нормы как типичной семейно-правовой. Она основана на законном праве супругов в момент заключения или прекращения брака изменить свою фамилию в упрощенном порядке. Однако, тот факт, что ничто не мешает супругам изменить свою фамилию в любой период существования брака на общих основаниях, а также то, что супруги самостоятельно решают вопрос о фамилии в случае расторжения брака, позволяет сделать вывод о конституционной природе данной нормы. Ст. 32 СК следует рассматривать в совокупности с нормами ст. 56 СК Украины, содержащими указание на свободу каждого из супругов в выборе рода занятий, профессии, места пребывания и жительства. Как справедливо отмечается Ю.С. Червоным, положения ст. ст. 35, 54, 55 СК Украины исходят из конституционных положений, определяющих основы правового статуса личности в Украине (ст. 24, 33, 51 Конституции Украины).

На основе вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что именно группа личных неимущественных прав супругов, менее всего поддающаяся правовому регулированию, и является той основой, на которой строится семья как социальное явление и правовой институт, т.е.:

1. Основными задачами семейного законодательства Украины является урегулирование семейных, т.е. личных неимущественных отношений и только вытекающих из них имущественных правоотношений, которые могут возникать из брака в первую очередь, кровного родства, усыновления и т.д.

2. Основным регулятором данных правоотношений должен являться, и является действующий Семейный кодекс Украины. Целями данного кодекса, как сказано в статье 1, являются:

– укрепление семьи как социального института и как союза конкретных лиц;

– утверждение чувства обязанности перед родителями, детьми и другими членами семьи;

– построение семейных отношении на паритетных началах, на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и поддержки;

– обеспечение каждого ребенка семейным воспитанием, возможностью духовного и физического развития.

В своей статье автор хотел бы акцентировать свое внимание исходя из вышесказанного на личных неимущественных правах семьи, учитывая, что основой любой семьи в первую очередь являются брачные отношения, к сожалению, нормы семейного права не регулируют все отношения возникающие в браке. Отношения любви, уважения, доверия между членами семьи нельзя урегулировать нормами права, эти нормы только способствуют в развитии семейных отношений и регулируются нормами морали.

Такие авторы как Н.В. Атопольская и Н.Д. Егоров утверждают, что в семейном праве на первый план выступает урегулирование имущественных отношений, так как большинство статей посвящено урегулированию именно имущественных отношений в семье и оказывают на личные отношения определенное влияние. Но с ним согласиться нельзя, гак как имущественные отношения могут возникнуть в семье только на основе личных неимущественных и только обслуживают их.

Хотим обратить внимание на ст. 55 данного кодекса “Обязанность супругов заботиться о семье”:

а) “Жена и муж обязаны совместно заботиться о построении семейных отношений между собой и другими членами семьи на основах взаимной любви, уважения, дружбы, взаимопомощи”;

б) муж обязан утверждать уважение к матери, жена обязана утверждать уважение к отцу;

в) жена и муж: ответственны друг перед друг, перед другими членами семьи за свое поведение в ней;

г) жена и муж обязаны совместно заботиться о материальном обеспечении семьи.

Заслуживает внимание и ст. 51 – право жены и мужа на уважение своей индивидуальности, с этим нельзя не согласиться. Ст. 52 – право жены и мужа на физическое и духовное развитие тоже только может способствовать укреплению семейных отношений, т. е. личных. Все остальные статьи по моему субъективному убеждению прями или косвенно направлены на разрушение института семьи. С одной стороны ст.49 и ст.50 право на отцовство и материнство рассматривают диапазон личных конституционных прав супругов, а с другой подсознательно разрушают семью. Особенно удивляет ст. 56 – право жены и мужа на личную свободу. Все вроде бы правильно и соответствует конституционным нормам права на выбор места жительства, права на прекращение брачных отношений, а самое интересное п. 2 данной статьи “Жена и муж имеют право принимать меры, не запрещенные законом и не противоречащие моральным устоям общества, по поддержанию брачных отношений, хотелось бы представить себе на минуту эти меры.

Вызывает интерес также ст. 119 – установление режима раздельного проживания супругов, а ст. 120 – естественно правовые последствия такого проживания, которое, как можно догадаться, не способствует укреплению института семьи, а прямо направлены на его разрушение. Статья 220 -согласие одного из супругов на усыновление тоже регулирует личное неимущественное право, и тоже направленно на разрушение семьи с одной стороны давая согласие на усыновление другим супругом ребенка, он как бы хочет этого усыновления, но сразу возникает вопрос, а почему бы им ни быть усыновителями одновременно? Прямо просматривается в этом, я считаю ханжеском поступке, не желание воспитывать данного ребенка и вполне вероятно, что такой брак в скором времени распадется. Основной целью семьи является рождение и воспитание детей, а в некоторых случаях усыновление и воспитание.

Древнеримский юрист Модестин говорил, что брак это единение божественного и человеческого права. От Бога мы отказались после октябрьского переворота и женщины получили равные права с мужчинами. Это выражалось в том, что кроме заботы о семье на них легла забота о зарабатывании денег наравне с мужчинами. Якобы равноправие женщин привело к тому, что алкоголизм, наркомания и другие пороки стали доступны женщинам. Мнимое равенство привело к разрушению природных качеств женщины заложенных в ней самой природой. Автор считает, что современным борцам за равноправие женщин логичнее было бы бороться за право женщины быть женщиной. Женщина не лишена влияния на общественную жизнь, но это влияние не прямое, оно происходит через воспитание детей, педагогической деятельности, в медицине. Если женщина будет внушать детям любовь к отечеству и давать им полезные навыки и советы этим она может оказать значительную услугу государству и обществу.

Необходимо отметить, что в погоне за мнимым равенством и соблюдением Конституционных основ умудряется разрушить самое хрупкое и невидимое в семье это любовь, взаимное уважение, любовь к детям и родителям. Может, есть смысл задуматься законотворцам и об изменении Конституционных основ касающихся личных неимущественных прав, конкретно в семье. Иначе у нас может остаться только один брачный договор, который, к сожалению, регулирует только имущественные правоотношения супругов.

Оглядываясь на прогрессивную Европу законодатель, к счастью, не заметил возможность усыновления детей однополыми родителями.

Исходя из вышесказанного автор предлагает.

Конкретизировать ст. ст. 49-57 Семейного кодекса Украины, регулирующие личные права и обязанности супругов, так как они имеют некоторую неопределенность.

Больший акцент уделить обязанностям супругов, что не является ущемлением личных неимущественных прав и обязанностей.

Рассмотреть необходимость законодательного закрепления и некоторых ограничений личных прав лиц, находящихся в браке или желающих его зарегистрировать, т.к. для создания крепкой семьи по мнению автора они являются несомненно актуальными.

Литература:

Конституция Украины, Х.: “Фолио”, 2005.

Семейный кодекс Украины. – Ведомости Верховной Рады (ВВР), 2002, № 21-22, ст. 135

Антокольская М.В. Лекции по семейному праву. – М., 1996. – С. 120-121.

Антокольская М.В. Семейное право. – Учебник.- М., 1996. С. 9-14, 149.

Вестник АПНУ. – 2002. – № 1. – С. 60-68.

Вестник АПНУ. – 2002. -№ 3. -С. 122-130.

Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. П., 1964. Т. 3. С. 183.

Кавелин К.Д. Что есть гражданское право? И где его пределы? С-Пб., 1864. С. 121-123.

Лунц Л. Основные коллизионные вопросы семейного и наследственного права. Уч.зап. ВИЮН НКЮ СССР. М., 1941. – С.99.

Научно-практический комментарий Семейного кодекса Украины / Под ред. Ю.С. Червонного. – К.: Истина, 2003. С. 89-102.

Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. –М., 2001. – С. 120.

Оридорога М.Т. Брачное правоотношение. Автореф. Дисс. Д.ю.н. – Киев, 1974. – С. 2,3.

Право Украины. – 2002. – № 6. – С. 137-139.

Травкин А.А. Фетюхин Ю.М. Имущественные отношения супругов по новому семейному законодательству – Волгоград, 1999. С. 28.

Умов В.А. Понятие и методы исследования гражданского права. СПб., 1873. – С. 6-7.

Хазова О.А. Брак и развод в буржуазном семейном праве. М, 1988. С. 51, 70.

Хазова О.А. Правовые отношения между супругами // Советское государство и право 1983. №10. С. 98.

Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. СПб., 1894. С. 455.

Экономика, финансы, право. – 2001. – № 11. – С. 30-31.

Экономика, финансы, право. – 2002. – № 9. -С. 12-15.

Юридическая практика. – 2001. – № 2. – С. 1,9.

Юридическая практика. – 2002.- № 18. – С. 1,3.



Д
УДК 347.51
анильченко Е.В.

ст. преподаватель кафедры

правовых дисциплин НУЦ ОНЮА

^ ВИДЫ И ФОРМЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Вопрос ответственности в гражданском праве носит объективный характер и является составляющей защиты прав лиц. Актуальность исследования этого вопроса обусловлена тем, что фундаментальные исследования проводились в советское время, сегодняшнее время требует новых подходов, осмысления новых явлений.

Любая проблема носит темпоральный характер и вытекает из определённых экономических и социальных условий.

Ответственность является одним из способов влияния на участников гражданского правоотношения, который определяется пределами дозволенного и необходимого поведения. Такое место гражданско-правовой ответственности обуславливается: во-первых, предметом гражданского права и методом правового регулирования гражданских отношений. Во-вторых наличием других способов юрисдикционной формы защиты гражданских прав, а так же возможности осуществления неюрисдикционной формы защиты – самозащиты.

В гражданском законодательстве отсутствует норма-дефиниция, которая б закрепила легальное определение понятия “гражданско-правовоя ответственность”. Это объясняется тем, что “гражданско-правовая ответственность” – абстрактная научная категория, на которой базируются различные конструкции и институты гражданского права. Давняя дискуссия правоведов относительно понятия гражданско-правовой ответственности продолжается и сегодня.

Доктрина гражданского права выделяет несколько подходов в понимании сущности гражданско-правовой ответственности: санкции, наказания, претерпевание, реакция на правонарушение [1; 330]. Так В.П. Грибанов определял гражданско-правовую ответственность, как одну из форм государственного принуждения, связанного с применением санкций имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирования нормальных экономических отношений юридически равноправных участников гражданского оборота [2; 542].

Б.И. Пугинский отмечал, что гражданская ответственность может быть реализована в бесспорном (неисковом) порядке и даже, добровольно возложенная на себя должником путем уплаты суммы неустойки или убытков потерпевшей стороне, не утрачивает свой государственно-принудительный характер [3; 23].

В то же время нельзя не отметить, что принуждение присуще какой-либо санкции, и представляет собой основанную на правовой норме принудительную меру. Как правильно отмечал О.С. Йоффе, не всякая санкция является мерой юридической ответственности. Ответственность – это санкция за правонарушения, но сама санкция не всегда означает ответственность. Так изъятие имущества из чужого незаконного владения в принудительном порядке, утверждал О.С. Йоффе, является санкцией за правонарушение. Однако эта санкция не будет ответственностью из-за того, что не связана с каким-либо лишением для нарушителя, у которого изъята вещь, ему не принадлежащая. Ответственность же – не просто санкция за правонарушения, а такая санкция, что влечет за собой определенные лишения имущественного или личного характера [4; 97].

Н.Д. Егоров рассматривал гражданско-правовую ответственность как санкцию, что применяется к правонарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности либо лишения принадлежащего ему гражданского права. Ученый определил как недостаток такого понятия гражданско-правовой ответственности то, что “оставляет за чертой гражданско-правовой ответственности добровольное возмещение должником убытков кредитору или уплату неустойки, если они произведены не под угрозой принуждения, а в силу внутренней убежденности должника в необходимости возмещения убытков, уплаты неустойки и т.п.

Другие авторы предлагают выделить так званную позитивную ответственность, которую определяют как неуклонное суровое, инициативное осуществление всех обязанностей. В этом случае понятие утрачивает своё юридическое значение. Примером очень широкого подхода к определению гражданской ответственности, является точка зрения В.А. Тархова, который определял правовую ответственность – “регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях” [5; 34-35]. Вместе с тем, в литературе встречаются определения в довольно суженном значении – когда ответственность сводится к обязанности должника, нарушившего обязательство, возместить убытки кредитору и уплатить установленную законом или договором неустойку.

Гражданско-правовая ответственность как отраслевой вид юридической ответственности имеет ретроспективный характер, поскольку возникает как последствия гражданского правонарушения.

В форме гражданско-правовой ответственности выражаются те дополнительные обременения, которые налагаются на нарушителя. Ответственность может выступать в форме возмещения вреда, уплаты неустойки, утраты задатка, конфискации и других. Особое место среди форм гражданско-правовой ответственности занимает возмещения вреда, потому что наиболее существенным и распространённым нарушением прав является причинение убытков. Эта форма ответственности применяется всегда, когда законом или договором не предусмотрено другое, в то время как другие формы применяются только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом или договором для конкретного правонарушения.

Гражданская ответственность направлена не на наказание правонарушителя, а на восстановление (компенсацию) субъективного гражданского права потерпевшего лица, а способы защиты позволяют удовлетворить свой интерес, добиться того результата на который рассчитывала сторона.

Универсальной формой гражданской ответственности её, самым распространенным видом признается возмещение убытков.

Убытками признаются потери, понесённые лицом в связи с уничтожением или повреждением вещи, расходы, которые лицо произвело или должно было произвести для восстановления своего нарушенного права, а также доходы, которые лицо могло бы реально получить при обычных обстоятельствах, если бы его право не было нарушено. К тому же возмещению подлежит и моральный вред.

Возмещение убытков происходит вследствие причинения этих убытков нарушением условий договора, когда лица находятся в договорных правоотношениях и тогда, когда стороны не связаны договором. Возмещение внедоговорного вреда является важным средством защиты абсолютных гражданских прав (права собственности). Институт возмещения внедоговорного вреда существенно изменился за время независимости Украины.

Новеллы главы 82 Гражданского кодекса требуют как законодательного уточнения, так и теоретических и практических наработок. Позитивным моментом есть тот факт, что государство признало, что у нас есть случаи причинения вреда лицу незаконными решениями, действиями или бездействием органа дознания, досудебного следствия, прокуратуры либо суда. Считаем, что не лишним было бы определиться в отношении и юридического лица, когда действия государственных органов приводят к нарушениям его прав и интересов (иногда это приводит к банкротству, ликвидации хозяйственного субъекта, в этом случае страдают те лица, которые работали на данном предприятии). С момента действия закона “О порядке возмещения вреда, причинённого гражданину незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда” (01.12.94), отработан механизм возмещения вреда, практикой наработан определённый опыт. Этого никак нельзя сказать о положении ст.1177 ГК, что предусматривает возмещение вреда физическому лицу, которое является потерпевшим от преступления – имущественный вред, причинённый имуществу физического лица вследствие преступления, возмещается государством, если не установлено лицо, совершившее преступление, либо оно является неплатежеспособным. Условия и порядок возмещения вреда в этом случае должны устанавливаться законом, которого до сих пор нет, и норма является не работающей.

Если возмещение вреда есть универсальной формой ответственности, то неустойку, довольно распространённую форму, нужно всё-таки рассматривать как специальную форму.

Уплата неустойки рассматривается как правовое последствие нарушения исключительно договорного обязательства и только в случаях прямо предусмотренных договором или законом. Гражданским правом установлено правило о соотношении убытков и неустойки (штрафная, зачетная, исключительная, альтернативная неустойка). Неустойка выплачивается в случае нарушения договорного обязательства не зависимо понесла ли сторона убытки или нет.

Исследуя вопрос “специальные формы ответственности “автор пришел к таким выводам:

- они носят в праве двойной характер – выступают как способ обеспечения обязательства и как форма ответственности;

- применяются исключительно в договорных обязательствах;

- придают уверенность контрагентам договора, что при любых неблагоприятных условиях, они смогут получить определённое удовлетворение своего интереса.

- как, правило, они носят денежный характер (штраф, пеня, проценты).

Виды гражданско-правовой ответственности указывают на основания их возникновения, уровень закрепления и возможность оспаривания размера санкций, распределение ответственности между несколькими лицами, отвечающими за одно и то же нарушение.

В зависимости от оснований возникновения различают ответственность – договорную и внедоговорную (устанавливается в соответствии с законом).

В зависимости от характера распределения ответственности между содолжниками.

Выделяют: долевую (каждый из содолжников несет ответственность в точно определенной для него доли); солидарную (требование о возмещении вреда может быть заявлено как ко всем должникам, так и к каждому из них, к тому же как в полном объёме, так и в части.)

По субъектам целесообразно выделять основную и дополнитеьную (субсидиарную) – основная наступает на основе общин предписаний или устанавливается для должника договором; субсидиарная ответственность является дополнительной к ответственности, что несет перед потерпевшим правонарушитель. Она призвана усилить гарантии прав потерпевшего лица в случае нарушения его материальных прав, наступает в случаях прямо предусмотренных законом или договором, возлагается на лиц не являющихся стороной в обязательстве, не может превышать объём основного требования.

По объёму подразделяют на полную и ограниченную. Общее правило – презюмируется (предполагается) полная гражданская ответственность – правонарушитель должен возмещать убытки в полном объёме. Однако гражданское законодательство предусматривает возможность учитывать материальное положение причинителя и других лиц и уменьшить размер ответственности. Как исключение может применяться и повышенная ответственность.

Анализ законодательства и юридической литературы позволяет сделать следующие выводы:

- в гражданском праве логично было бы вопросы гражданско-правовой ответственности поместить в одну главу “Гражданско – правовая ответственность”, в которой закрепить вопросы понятия ответственности, принципов ответственности, форм и видов ответственности (сегодня эти положения находятся в гл.51 и гл.82). Эту главу целесообразно, на наш взгляд поместить в книге первой “Общие положения”.

- необходимо принять закон “О возмещении вреда, причиненного совершением преступления”, в котором предусмотреть механизм возмещения такого вреда и право регреса государства к преступнику (если он установлен на момент возмещения вреда или будет установлен в будущем)

- в бюджете страны предусматривать статьи возмещение ущерба в случаях, когда государство не обеспечило лицу защиту от преступления (преступление не раскрыто или преступник не может возместить ущерб).


0919879471996191.html
0920101165502120.html
0920235546579786.html
0920325253485869.html
0920411623268537.html