August Horch "Ich baute Autos"



© Перевод Николай Александров, 2004

© August Horch “Ich baute Autos” – Audi Tradition, 2003

© Schuetzenverlag Berlin, 1937


Август ХОРЬХ (August Horch)

«Я СТРОИЛ АВТОМОБИЛИ»


Когда фары были карбидными, а колеса деревянными…

(Предисловие к российскому изданию)

Поверьте мне на слово: то, о чем написано в этой книге, не ведомо даже самым известным российским автомобильным историкам и журналистам. Об этом не было написано ни одной строчки в наших книгах и журналах. Просто долгие годы это никого не интересовало…Причиной этого был тот факт, что книга издана в 1937 году. Значит, полагали многие, книга может служить проповедником чуждых нам идей. Я также, начиная работу над этой книгой, имел все основания для опасений. Оказалось, что автор, к счастью, совсем не интересовался политикой. Его волновали исключительно технические проблемы.

О чем у нас в России знают многие, так это о том, что Август Хорьх – пионер автомобилестроения. Сконструированные им в давние годы автомобили «Horch» и «Audi», по сей день справедливо и заслуженно считаются во всем мире самыми элегантными и надежными машинами. К сожалению, заводов «Horch» не существует с 1945 года. Все оборудование было демонтировано советскими войсками и вывезено в счет репарационных поставок в СССР. Сами заводские корпуса взорваны. Станки с маркой «Horch-Werke» успешно работали многие годы на АЗЛК, в Удмуртии, в Украине…

Знатокам истории, автомобили с маркой «Horch», хорошо известны. Их много было привезено в СССР после войны в качестве военных трофеев. Многие экземпляры прекрасно сохранились и по сей день - они обладают не только значительной исторической ценностью, но и финансовой. Эти автомобили очень дорогие! Сохранившиеся и отреставрированные экземпляры тянут на сто и больше тысяч евро. Иметь в коллекции подобный автомобиль – предел желания многих.

Фирма «Audi» существует и поныне. И эту фирму также создал Август Хорьх. Как и почему это произошло – написано в этой книге.

Август Хорьх написал эти мемуары в 1937 году. Они никогда не переводились ни на один иностранный язык. Книга была известна ограниченному кругу только немецких читателей. В 1937 году ее прочитали все немцы. Тиражи были огромными. В 2004 году эта книга была издана Музеем Августа Хорьха в Цвиккау очень ограниченным тиражом. А жаль!

Такие книги, на мой взгляд, нужно читать в ранней юности. Когда выбираешь свой жизненный путь. Чем-то она мне напоминала отечественную книгу, кстати, давно у нас не издававшуюся - авиаконструктора А. Яковлева «Записки авиаконструктора». С этой книжкой, зачитанной до дыр, я и мои друзья не расставались в 50-60 годы. Именно книге советского авиаконструктора лежит вся ответственность, что я стал авиационным инженером. Но если бы мне в руки своевременно попала книга Августа Хорьха, то мой путь, скорее всего, лежал не в авиационный институт, а в автодорожный институт.

Я абсолютно уверен – книга будет интересна людям любого возраста. В ней рассказывается о самых первых шагах развития автомобилизма. О рождении самого первого автомобиля, свидетелем чего был автор этой книги. О первых спортивных состязаниях, об атмосфере вокруг гонок, о творческих исканиях и неожиданных открытиях… А еще эта книга – о людях, о времени…

Многие из нас склонны думать – всемирная история начинается только с нашим рождением. И все, что было до нас – от динозавров и пирамид Хеопса до Наполеона, маршала Жукова и полета Гагарина - не так уж и интересно. Место этой информации - на страницах учебников.

Поверьте на слово – это не так! Ее величество история родилась задолго до нас и продолжится после нас. И до чего радостно видеть и слышать живых и веселых людей, которые не хуже нашего умели смеяться и петь, пить вино и добиваться высоких скоростей, конструировать машины и совершать подвиги, завоевывать призы в спортивных соревнованиях и грустить об утрате верных друзей…

Вот об этих людях и написана книга Августа Хорьха: немного смешная, искрящаяся весельем и юмором, а в целом очень познавательная и поучительная. Здесь раскрываются многие тайны и загадки прошлого, даются ответы на вопросы: «Как? Где? И почему?»

О людях, которые были первыми водителями «самобеглых колясок», или, как их тогда называли –«моторов», о пионерах автомобилизма - в самом лучшем не политизированном смысле этого слова - о первопроходцах! О времени, когда фары автомобилей были карбидными, колеса деревянными, а бензин продавался исключительно в аптеках!..

И больше к этому мне добавить нечего…


^ Николай Александров,

Москва, 2004 год.

======================================================================


Петер Кирхберг

-профессор, доктор исторических наук,

Г. Ингольштадт

Сентябрь 2003 года


^ Август Хорьх - его жизнь, его деятельность, его наследие…


После того, как Карл Бенц, Готтлиб Даймлер и Вильгельм Майбах изобрели двигатель, следующее поколение конструкторов принялось за разработку автомобиля. Многим в Германии известны такие имена, как Швенке, Порше, Хенц, Румплер и, конечно же, Хорьх.

Август Хорьх начал свое автомобильное производство в мае 1904 года в саксонском городе Цвиккау, где и по сей день можно увидеть заводские корпуса. В 2004 году в Цвиккау отметили 100 летний юбилей этого завода и к этому моменту было приурочено переиздание книги Хорьха, впервые вышедшей в 1937 году и имевшей лишь одно единственное переиздание в 1949 году.

Новое издание 2004 года, предпринятое по инициативе музея Августа Хорьха, вне всякого сомнения, найдет нового читателя, не имевшего счастья раньше, подержать в руках эту библиографическую редкость.

Автобиографию Хорьха ни в коем случае нельзя назвать воспоминаниями конструктора или техника, которые изобилуют цифрами, графиками и расчетами. Это - современная история, отобразившаяся в зеркале инженерных мемуаров!

Хорьх был одним из тех конструкторов, которые не только создавали кузов или шасси автомобиля, но и постоянно улучшали двигатель, имея целью создать совершенный и практичный автомобиль. Суждения Августа Хорьха еще интересны и потому, что он необыкновенно точно подмечал приметы времени, не только в пределах заводской территории, но и за её пределами – в городах, деревнях, стране, в Европе и в мире.


^ Его жизнь…

Август Хорьх родился в пригороде города Виннинген (Winningen) в селе Мосельдорф 12 октября 1868 года. Отец его был деревенским кузнецом. Детство и юность будущего конструктора проходили в самых простых условиях, что в последующем наложило отпечаток на всю его последующую жизнь. Одновременно в условиях деревенской жизни в нем возникло и укрепилось чувство социальной справедливости, которые не покидали его даже в те дни, когда он был состоятельным человеком.

Хорьх, конечно же, хорошо изучил отцовскую профессию - деревенского кузнеца, но помогал ему мало. Во-первых, он не обладал еще в эти юные годы достаточной физической силой (он имел достаточно хилое телосложение), а, во-вторых, его увлекли путешествия. Отец заметил, что юный Август часто заменял силу сноровкой и не настаивал на том, чтобы он много работал в кузнице. Наоборот, он поощрял его путешествия. И Хорьх доехал даже до Сербии и Болгарии.

После нескольких лет странствий, он поступает в техникум в саксонском городке Миттвейде (Mittweida), который он заканчивает с дипломом инженера-механика. Молодой специалист сразу заинтересовался двигателями внутреннего сгорания и работал в нескольких специальных конструкторских бюро в Лейпциге и Ростоке.

Особенный интерес у него вызывал не только сам мотор, но возможности его дальнейшего применения. Поэтому в начале лета 1896 года он поступает на работу в фирму Карла Бенца (Benz & Cie) в городе Маннгейме.

Несколько месяцев ему пришлось работать на низкой должности ассистента. Спустя короткое время Карл Бенц, заметив способности молодого инженера, доверил ему руководство отделением, которое занималось автомобильными моторами. Таким образом, Хорьх оказался у колыбели автомобилестроения

Его первое и самое важное задание состояло в том, чтобы организовать хорошую координацию процессов производства между цехами. В то время на заводе Benz & Cie, как, впрочем, и на всех других заводах в Германии, почти все детали, узлы и механизмы должны были производиться непосредственно на фирме. Не существовало никакой унификации, когда можно было заказать для поставки болты или гайки, рессоры или амортизаторы, на других, специализирующихся именно на этих видах продукции, фабриках.

Сегодня можно сказать, что в то время 90 процентов деталей изготовлялось на автомобильных заводах самостоятельно, непосредственно в цехах. Именно поэтому работа Августа Хорьха была так важна для Карла Бенца.

Но Карл Бенц - изобретатель автомобильного мотора, был достаточно консервативным руководителем. Он мог бесконечно возмущаться и топать ногами, если кто-то пытался внести хоть маленькое новшество в его конструкции. Ременная передача и 2-х цилиндровый мотор были для Бенца вершиной мудрости. Большего он не желал.

Бенц дошел в своем консерватизме до того, что не пожелал посещать многочисленные автомобильные выставки, чтобы не видеть разработок других конструкторов. Он называл стенды других фирм на выставках – «местом сбора старой меди».

На самом деле все обстояло совершенно иначе. Выставки нужно было посещать. Это позволяло видеть работы конкурентов.

Хорьх напрасно умолял шефа строить более современные машины:

«Я уговаривал его, как больного ребенка – нужно смотреть иные разработки. Быть может, найдем что-то интересное! Но все было напрасно. Он не хотел этого делать…», - вспоминал позже об этих годах совместной работы Август Хорьх.

Это, чрезвычайно различное понимание подходов к конструированию, ни в коем случае не поссорило Хорьха и Бенца. Хорьх до конца своих дней испытывал глубокое уважение и почтение к Карлу Бенцу.

В июле 1925 года, спустя много лет после совместной работы, ученик и учитель встретились снова. И никаких обид ни у кого не было. Хорьх к этому времени уже был очень знаменитым конструктором. Встреча носила очень теплый и дружественный характер. Хорьх прекрасно понимал, что многим в жизни был обязан изобретателю первого в мире автомобиля. Эти слова он был вынужден повторить четыре года спустя, когда писал некролог на смерть мастера. Этот некролог был опубликован в одном солидном немецком издании - «Автомобильно-техническом журнале» (АТZ).

Тем не менее, во время совместной работы с Карлом Бенцем, Август Хорьх не видел для себя в далеком 1899 году никаких перспектив. Он должен был решиться и решился на самостоятельное творчество…

В ноябре 1899 года, после того, как он нашел компаньона - торговца сукном Салли Херца (Salli Herz), он открывает собственную фирму под именем Horch&Cie в Кельне с начальным капиталом в 30.000 марок.

Это не было автомобилестроительное предприятие. Сегодня это можно было бы назвать «автосервисом». Всего лишь шесть человек занимались мелкими усовершенствованиями стационарных газовых двигателей системы Бош (Bosch), а также ремонтом и модернизацией систем зажигания на автомобилях различных марок своих немногочисленных клиентов.

По планам двух совладельцев предприятия, итогом их совместной деятельности должно было стать построение сначала одного автомобиля собственной конструкции, затем доведение этой цифры до десяти, после чего фирма прекращала свое существование, а капитал должен был делиться на две части, между соучредителями.

Август Хорьх, вполне понятно, не стремился к этому итогу. Он имел гораздо более далеко идущие планы. Однако он совершенно не располагал деньгами на самостоятельное производство автомобилей. Но имел полный чемодан чертежей собственных конструкций и разработок. А голова, чуть ли не каждый день, рождала все новые и новые технические решения…

В поисках денег для организации собственного автомобильного производства, Август Хорьх изъездил вдоль и поперек, чуть ли не всю Германию. Эти поездки и поиски долгое время не приносили никакого успеха. Ему повезло лишь в саксонском городе Плауен (Plauen) – там он познакомился с не очень богатыми, но все же инвесторами. Вскоре в городке Райхенбах (Reichenbach) Хорьх смог купить старую текстильную фабрику, из ворот которой вскоре выехали самые первые автомобили с именем «Horch» на радиаторе.

Бывшая текстильная фабрика «C. F. Kramer» в Райхенбахе стала в 1902 году местом рождения первого саксонского автомобиля.

Изготовление автомобилей было организовано очень просто. Сначала на предприятии работало всего лишь 12 человек. Они могли монтировать до 10 автомобилей ежегодно. Вскоре число рабочих дошло до количества в 90 человек. И к моменту переезда завода в Цвиккау уже более 100 рабочих строили более 50 автомобилей марки «Horch» ежегодно.

В Райхенбахе, например, можно было видеть такую картину: один опытный рабочий вручную выпиливал коленвал целую неделю. Хорьх, впервые получивший полное право распоряжаться всеми технологическими процессами, занимавший как бы роль «патриарха», смело вносил новшества в процесс работы. Началось применение новых технологий. Он все время находился в цехах вместе с сотрудниками. Давал советы и рекомендации, изменял направления перемещения деталей по цехам, менял верстаки местами. Он знал поименно всех своих сотрудников. И его все видели и знали. Поэтому, после завершения какого-нибудь важного для предприятия момента, все рабочие и инженеры традиционно фотографировались вместе. Это была как бы демонстрация важного элемента прекрасного сотрудничества всего коллектива и хорошего взаимодействия управленческого и рабочего персонала на предприятии. Как бы элемент поощрения для всего коллектива.

Однако в правлении предприятия и в его наблюдательном совете дела обстояли совсем не так удачно. И в 1905 году, после многочисленных жалоб Август Хорьх должен был окончательно расстаться с предприятием своего имени.

В этом же году он основывает новую фирму, товарный знак которой обозначает в латинизированной форме его собственное имя – «Horch» («слушай» - немецкий язык) – «Audi» («слушай» - латынь).

Именно с этой маркой связана вся дальнейшая жизнь Августа Хорьха. Она, можно сказать, была рожденным им ребенком. Причем, самым любимым чадом. До такой степени любимым, что до самой своей смерти Август Хорьх подписывал свои письма друзьям и близким знакомым не «August Horch», а «Audi Horch».

Особенно популярной и сенсационной стала марка Audi после серии трудных и протяженных горных гонок. В то время гонки являлись зримым испытанием автомобилей различных марок. Именно эти соревнования давали новых почитателей и, естественно, покупателей.

«Команда Audi» выигрывала самые престижные Международные Австрийские альпийские гонки в 1912, в 1913 и 1914 годах. В современном понимании - это был чемпионат мира по ралли.

Однако нужно сказать, что в этом триумфе отражались одновременно и апогей, и конец конструкторской фазы жизни Августа Хорьха...

В 1920 году Август Хорьх переезжает в Берлин.

«В Берлине, - говорил он,- сильнее ощущался пульс жизни всего государства, там бьют ключи идей, там принимаются все решения, и я хотел принимать в этом участие...» - так он мотивировал свое решение.

С этого момента вся деятельность Хорьха на заводе сводилась к получению прибыли от прекрасно работающего и хорошо налаженного производства, которые он создал лично, а также в принятии арбитражных решений, когда решение заводских проблем без его участия было совершенно невозможно.

К началу 30-х годов его роль и участие в управлении заводом была и вовсе сведена к минимуму. Когда совет директоров предприятия начинал обсуждать сложные темы о быстро ухудшающихся экономических условиях в Германии, экспертный совет и вовсе забывал приглашать к обсуждению своего основателя - Августа Хорьха.

Постепенно Августа Хорьха настолько отодвинули от заводских дел, что урезали до минимума его гонорары. Он оказался в весьма сложном финансовом положении. Его бедность усугублялась трудностями в семейной жизни. Его жена, вследствие тяжелой болезни, оказалась слепой и постоянно лежала в постели. Санитарка ходила в дом Хорьхов ежедневно и приводила финансовое состояние семьи в близкое к нулю.

Спасение в берлинский дом «пионера автомобилестроения» снова прибыло из Саксонии!

В 1932 году было создано новое объединение Auto Union и Август Хорьх, наконец, получил высокооплачиваемое место в наблюдательном совете фирмы. Кроме того, предлагаемые им технические решения, оплачивались отдельно. Ошибкой было бы думать, что Август Хорьх в это время обладал столь высоким положением, что мог запросто пожаловать на завтрак к директору фирмы. Отнюдь нет. Но он был, как бы, приобщен к решению практически всех вопросов, носящих технический характер. Вместе с этим ему часто доверялась функция эксперта самого высокого уровня. Не нужно думать, что в это время Август Хорьх жил замкнуто в своем доме, как в ракушке. Даже в самое сложное время – время некоторого экономического роста в Германии и, присутствовавшего при этом, политического террора – Август Хорьх все же занимался исключительно только техникой. Это отчетливо видно по непрекращающейся в это время его патентной и изобретательской работе. Но однажды Хорьх все же был вынужден влезть в политику.

Дело обстояло так… Один инженер по фамилии Хайннигер (Henninger) подал жалобу против берлинской компании Амби Будд Прессверке (Ambi Budd Presswerke, ABP - это очень известная немецкое кузовное ателье, делавшее кузова для автомобилей, в том числе, и для завода Хорьх), о якобы имевших место нарушениях прав изобретателя. Хайннигер утверждал, что идея несущих кузовов, изобретенных для компании Adler, на Амби Будд применяется незаконно, а авторство принадлежит ему. Этот конфликт в 1934 году должен был рассматриваться в судебных инстанциях.

Этого инженера крайне раздражало одно важное для периода третьего рейха политическое обстоятельство – он представлял себя невинной жертвой еврейских махинаций.

Главным аргументом в притязаниях этого инженера было то, что фамилия коммерческого директора ABP была Лоеб (Loeb), патентного эксперта Шифф (Schiff), а адвокатов - Селигсон (Seligsohn) и Исай(Isay). Все они, как утверждалось в жалобе, были евреями.

Хайннигер обратился с письмом к имперскому министру:

«…Информирую вас о бессовестном поведении евреев в компании Ambi Budd Presswerke, в котором не только руководители, но и все сотрудники являются евреями. Считаю, что это предприятие должно руководиться исключительно немецкими товарищами…»

Далее он сообщал о краже у него идеи самонесущего кузова, который он, якобы, изобрел раньше других.

Август Хорьх был вынужден по запросу министерства выполнять эту патентную экспертизу – кто является нарушителем патентных прав, имеют ли эти нарушения вообще место, и кого следует наказывать. Исследовав 43 страницы жалобы Хеннингера с просьбой о защите его прав, изучив патентную документацию, Хорьх дал уничтожающее заключение:

«…В претензиях Хеннигера нельзя увидеть инженерной мысли изобретателя, а те предложения, которые верны, являются далеко не новыми…»

Хорьх, который становился таким образом стороной обвинения против националистически настроенного инженера Хеннигера, вступал в абсолютное противоречие с ясно акцентированной политической позицией государства. При этом «защитник» еврейских сограждан из компании Ambi Budd Presswerke не чувствовал себя ни в коем случае ни участником сопротивления, ни покровителем национальных меньшинств, ни носителем политической идеи. Он лишь восстановил справедливость с технической точки зрения – претензии к кузовному ателье были совершенно не обоснованными.

Хорьх не был склонен к какому бы то ни было демонстрированию сопротивления режиму. Наоборот, он был вынужден, как и многие, приспосабливаться к нему. Он старался избегать любых жизненных рисков в период 30-х годов. Он отчетливо понимал, что главное для него – инженерная деятельность.

Самым положительным образом на финансовое положение Хорьха оказало издание автобиографии «Я строил автомобили». Произошло это в 1937 году в одном из берлинских издательств. Хотя сумма гонорара была мизерной – за каждый проданный экземпляр Хорьх получал всего 40 пфеннигов – тиражи получились большими. Много книг было мгновенно распродано в очень короткое время, а затем последовали дополнительные переиздания.

Гонорар мог быть существенно больше. Для этого Хорьх должен был вступить в Имперскую писательскую палату. В то время никто в Германии не мог издавать книги, статьи или крохотные заметки, если он не являлся членом этой палаты. Хорьх сопротивлялся этому всеми силами. Он так и не стал членом этой палаты, которое для издания его мемуаров было вынуждено испрашивать для этого специальное разрешение на очень высоком нацистском уровне. Отрицательные ответы на запросы сверху давали малые шансы для появления этой книги: является ли автор членом Национал-социалистической партии Германии (партия Адолфа Гитлера)? Ответ: нет, не является. Вопрос: является ли в таком случае членом какого либо иного движения национал-социалистов? Ответ: нет, не является. Высокая нацистская инстанция думала, думала, и разрешила в виде исключения, издавать эту книгу.

Во внимание было принято то обстоятельство, что вряд ли Хорьх когда-нибудь напишет еще одну книгу. Возраст его как бы такой возможности уже не предусматривал. Во-вторых, редактирование рукописи поручили опытному цензору, который не должен был пропустить ни одной строчки сомнительного политического содержания.

После выхода книги материально обеспеченный и высокоуважаемый Август Хорьх мог наслаждаться спокойной старостью. Он действительно переселился в более престижный район Берлина: из Шарлоттенбурга - с улицы Кайсердамм, 97, в прелестный дом - на Кайсерштульштрассе 23, затем еще более уютный - на Шонненер Цайле, 23.

Именно в последнем доме он и встретил свое 75-летие. В этот день о нем был снят фильм, который впервые был показан в 1943 году. В то время киноиндустрия третьего рейха, под эгидой министерства пропаганды, создавало «киноархив великих личностей Германии». Первым был фильм о великом физике Максе Планке. Вторым стал Август Хорьх. Нужно сказать, что полностью этот фильм никто из наших современников не видел и по сей день. Известен лишь 30 минутный кино-рассказ самого Августа Хорьха о своем пути изобретателя и конструктора автомобилей.

За несколько дней до окончания Второй мировой войны Август Хорьх был вынужден, спасаясь от бомбежек и артиллерийских обстрелов, спешно перебраться в верхне-франкский городок Мюнхберг (Münchberg).

Вместе с семьей Хорьха из Берлина бежала также и санитарка, ухаживавшая за его женой – «тетя Эльза» - Эльза Кольмар, которая к тому же была еврейкой. За долгие годы ухода за больной женой Августа Хорьха она давно стала полноправным членом семьи.

Когда закончился «коричневый» период фашизма, семья Хорьха ощутила все прелести «красного» периода. Это был период советской оккупации Германии. В это время русские разыскивали и подвергали аресту не только всех генералов и офицеров Вермахта, но и ученых. Хорьх попадал в их число. Но ему удалось бежать в западную зону американской оккупации.

Эльза Кольмар пыталась в декабре 1945 спасать ценности и оставшееся в квартире в Цвиккау имущество семьи Хорьха. Но 17 декабря она была арестована советской армией по подозрению в шпионаже и была брошена в городскую тюрьму. Та же участь, кстати, постигла адвоката Штоса - сына давнего приятеля Хорьха, с которым он в 1906 году участвовал в альпийских гонках. Вскоре, разобравшись в том, что гражданка Кольмар не представляет для СССР ни малейшего интереса, ее выпустили. Женщина вернулась в Мюнхберг. Но изъятые у нее при аресте несколько папок архивных документов и личных записей Августа Хорьха с тех времен пропали из поля зрения, и до сего дня не обнаружены.

Август Хорьх в браке с Аннелизой не имел собственных детей. Но в 1917 году они усыновили мальчика и удочерили девочку. Оба ребенка были сиротами. Август Хорьх и Аннелиза Хорьх очень серьезно занимались их воспитанием. Они были для супругов Хорьх роднее родных.

Сын Эбергарт был спортсменом, увлеченным молодым человеком, закончил институт, стал инженером и довольно неожиданно для всех умер вскоре после окончания Второй мировой войны.

Дочь Лиселотте жила в городе Виннинген (Winningen) в Мозеле, где и умерла в 1993 году в довольно преклонном возрасте.

Лиселотта имела двух дочерей Хельгу и Хейку. Внучки согревали сердце старика Хорьха и дарили счастливые минуты до последних дней его жизни.

Последние годы жизни Августа Хорьха прошли в нужде. Он постоянно должен был думать о куске насущного хлеба.

Ликвидированный в советской зоне оккупации концерн Auto Union AG с заводами в Цвиккау и в Хемнице не мог больше оказывать ему никакой финансовой помощи. А возрожденный вновь концерн Audi в Ингольштадте создавался с нуля и не имел денег для «подкормки» своего основателя.

Чем занимался Хорьх в это время? Читал множество газет и журналов, пытаясь понять переустройство мира после второй мировой войны. При этом он иногда писал крохотные заметки, за что получал мизерные гонорары.

Эльза Кольмар – медсестра в семье Хорьха, будучи по образованию профессиональной певицей, во времена третьего рейха не имела ни малейших шансов выступать перед широкой аудиторией. Но после окончания войны она в 1946 году смогла начать концертную деятельность. Теперь она оказывала посильную помощь Хорьху.

Хорьх начал в это время писать новую книгу, которая должна была выйти под заголовком «Мой друг, автомобильный пастор» в одном из Мюнхенских издательств. Он снова изложил свою автобиографию, значительно дополнив ее и восстановив места, подвергшиеся цензуре национал-социалистов.

Он ожидал от новой книги хоть маленького, но финансового благополучия. К этому времени Хорьх уже не обладал никакой собственностью. Заросшее чертополохом и бурьяном поместье в Виннигене было продано еще в годы войны. Других сбережений у него не осталось. А в восточной зоне немецкие коммунисты затеяли настоящую охоту на него. Его обвиняли в пособничеству нацистам. Самое печальное заключалось в том, что энергичнее всего против него выступали коммунисты в городе Цвиккау. Того самого города, где Август Хорьх за свою деятельность был избран почетным гражданином. Они обвиняли знаменитого на весь мир автомобильного конструктора в том, что он был членом НСДАП или, по крайней мере, организатором экономического саботажа. Хорьх не был ни тем, ни другим. Ему было уже более 77 лет. Возраст совершенно не подходящий для саботажа…

Тем не менее, ложь о нем распространялась в социалистической прессе самым дурным способом. Целью данных публикаций вовсе не было унижение или оскорбление личности Хорьха. Но журналисты стремились быть лояльными к новой власти и с усердием выявляли повсюду врагов.

Демонтаж, экспроприация и ликвидация фактически всех более крупных предприятий в советской зоне оккупации создали для подобных гонений ученых, изобретателей и конструкторов, хорошую экономическую и «юридическую» предпосылку. В этот период речь шла о том, чтобы, манипулируя политическим сознанием людей, резко повернуть все общество к совершенно иному строю – социалистическому. Для этого нужно было отрешиться от всего старого, деформируя исторические факты и обвиняя невиновных. Для этого все средства были хороши – в том числе и клевета и дискредитация. Жертвами этой клеветы, этой стратегии и тактики новой Социалистической партии Германии стали также люди, которых партия считала нежелательными для строительства нового государства немецких рабочих и крестьян. Одним из них был Август Хорьх.

15 февраля 1939 года Августа Хорьха удостоили чести быть почетным гражданином города Цвикау. Во время церемонии на плечи доктора-инженера Хорьха торжественно возложили, полагающуюся по такому случаю, почетную мантию. Конечно же, для 1939 года – это также был акт пропаганды. Но от совершенно иной партии власти.

Точно так же он стал объектом пропаганды и в послевоенное время, но уже со знаком минус. СЕПГ 8 марта 1947 года принимает решение, согласно которому новые городские власти города Цвиккау должны были лишить Августа Хорьха звания почетного гражданина, а также переименовать улицу, носившую его имя. Основным упреком в адрес Хорьха был следующий – он принимал активное участие в продлении войны со стороны фашистского государства. Тем не менее, конституционный комитет города, как мог, тормозил переписку по этому вопросу и просил «партийных товарищей» отсрочить принятие этого решения до более спокойных и рассудительных времен. Это совершенно не устраивало коммунистов, и они инициировали совершенно несправедливую статью одного профсоюзного активиста Мюнцера в газете «Свободная пресса» (Freien Presse). Произошло это 21 мая 1947 года. Это была самая настоящая травля престарелого конструктора.

Попытки Августа Хорьха оправдаться и обелить свое имя с помощью привычной для него, и обычной для нормального государства, судебной практики, к успеху не привели. Адвокат Августа Хорьха - доктор Штоссе даже не допускался на порог к новым партийным руководителям.

12 июня 1947 года фракция либеральньно-демократической партии (LDP) городского представительства Цвиккау принимает решение, согласно которому Августа Хорьха не лишают звания, а улицу не переименовывают. Все оставляют как есть! Доводы были простыми – население города Цвиккау возражает против подобных необдуманных и скоропалительных шагов. Горожане по-прежнему гордятся своим земляком.

Тогда представители СЕПГ изъяли из городского магистрата свое заявление и 17 июля и устроили иной «трибунал». Они собрали в режиме строгой секретности, так называемую «районную комиссию по денацификации». То есть комиссию по уничтожению следов нацизма.

На комиссии присутствовало только шесть человек: по одному представителю от двух партий – христианских демократов и либеральных демократов, одного члена профсоюза, была приглашена представительница нового женского союза, присутствовал один юноша от комсомольской организации, а также представитель общества «пострадавших от нацистов». Со всеми членами комиссии была проведена разъяснительная работа высокими чинами компартии…

Самым странным в этой ситуации было то, что Хорьх в городе Цвиккау не жил с далеких 20-х годов и, соответственно, не мог в этом городе принести никакого вреда. Более того - в конце 30-х годов Хорьх никаких почетных званий для себя ни у кого не просил. Ему их дали по собственной инициативе городских властей.

Перед районной комиссией 6 ноября 1947 года от имени Социалистической партии Германии выступил товарищ Апфельбаум, который заявил: «…Хорьх очень опасный человек для нашей Германии. Книгу «Я строил автомобили» он опубликовал по личному указанию министра пропаганды Геббельса. Из этого видно, что Хорьх ярый сторонник национал-социализма. Он эксплуатировал на своих заводах рабочих. На его предприятиях изготавливались протезы для солдат Вермахта. С целью, чтобы они снова могли бы идти воевать. Исходя из этого, права почетного гражданина его нужно обязательно лишить…»

Август Хорьх оправдываться никак не мог. Ему не предоставили для этого возможности и на заседание не приглашали.

Но эта секретно собранная комиссия в этот день решения никакого не приняла. Неделей позже также. Еще неделя – без результата…

В общем, комиссия эта заседала с октября 1947 года по март 1948. Всего было 66 заседаний, из них 9 раз заседания проводились публично, при большом скоплении горожан.

Окончательное решение этой комиссии было совершенно неокончательным – передать вопрос в более высокую инстанцию, т.е. в главную комиссию по денацификации Саксонии – в город Дрезден.

В конце марта 1948 года все комиссии по денацификации Германии были распущены, так как возложенные на них задачи были уже решены – улицы переименованы, памятники военным генералам и орлы со свастиками были снесены, а прочая фашистская символика убрана.

Лишь19 апреля 1948 года городское представительство Цвиккау, частично подчинившись требованиям коммунистов, так и не отступившихся от задуманного, переименовало улицу имени Августа Хорьха на улицу Криммитшауер (Crimmitschauer). Вопрос о лишении Хорьха звания почетного гражданина так и не рассматривался.

Но даже в это неспокойное и страшное время граждане города Цвиккау возражали против переименования улицы. Они писали в газеты, они выступали публично:

«…Нельзя забывать, - написал, например, доктор Зиппель (Sippel), один из руководителей либерально-демократической партии Германии, - что имя Хорьха находится в совершенно определенной связи с нашим городом Цвикау. Хорьх наряду с Даймлером и Бенцем стоял у истоков автомобилестроения. Если сегодня наш город известен во всем мире, то это только благодаря заслугам Августа Хорьха… Нужно помнить о своем историческом долге перед грядущими поколениями и не нужно быть несправедливо неблагодарным к тем людям, которые так много для нас сделали…»

Нужно отметить, что провозгласить подобное в то неспокойное и опасное время мог только безудержно смелый и решительный человек.

Сегодня улица с именем Августа Хорьха в Цвиккау снова есть.

В 1993 году, после воссоединения Германии, таблички с именем Horchstraße снова украшают одну из самых протяженных улиц города.

До самой своей смерти Август Хорьх жил в Мюнхенберге(Münchberg). После смерти жены он еще раз вступил в брак. Его избранницей стала медсестра, долгие годы ухаживавшая за Аннелизой и жившая в семье Хорьхов - Эльза Кольмар.

Уже находясь в преклонном возрасте, Август Хорьх принимает самое активное участие в возрождении новых заводов Ауди в Ингольштадте. В Баварии, куда он перебрался, нелегально преодолев границы советской оккупационной зоны, он представлял собой символ, связующий две эпохи – зарю автомобилизма и период бурного послевоенного расцвета.

Он умер в возрасте 82 лет - 5 февраля 1951. Похоронили его в городе, где он родился – в Виннингене(Winningen).

В жизни Августа Хорьха как в зеркале отразилась жизнь всего поколения – две страшные мировые войны, множество инфляций и кризисов в экономике, которые превосходили по своей мощи все прежние кризисы. Хорьх видел закат Германской империи, не прошла мимо него и попытка создания демократической Веймарской республики. Также Хорьх испытал на себе все прелести диктатур.

Жизнь его знала взлеты и падения. Он испытал бедность и нищету, но никогда не падал духом. Самыми важными его чертами были: целеустремленность, скромность и радость в творчестве.

Жизнь Хорьха началась в Мозеле, он работал и созидал в Саксонии и Берлине, и последние его дни прошли в Баварии.

От всех этих регионов он взял что-то свое: радость и веселье мозельского вина, усердие и старание жителей Саксонии, берлинскую основательность и расчетливость, и жизнерадостность баварцев.


0932187291155825.html
0932380035465302.html
0932449027193199.html
0932491954145322.html
0932611370474000.html